Menu
menu

Дима Муравский, это он организовал эту фотосъемку. Дима фанат всего, что летает, особенно если летает по-военному. Он дружит с летчиками разных армий и сам иногда летает. Дима звонит мне утром одного дня, и говорит: если ты еще мечтаешь сделать фото военной части, собирай технику и жди в студии, в 11 часов за тобой заедет мой водитель, вот и вся информация. А куда, когда, и что брать с собой – никакой информации. Но я, конечно взял с собой паспорт и немного денег. Жду. 11часов, 11ч 15минут, 11с половиной, нет никого. Наконец позвонил водитель, извиняется говорит, что весь город стоит из-за пробок, и просит поскорее выходить к машине.
И вот мы в дороге, водитель просит взять на заднем сидении пакет с одеждой чтобы я прямо в автомобиле переоделся. Я ничего не понимаю, но переодеваюсь в военную форму защитного цвета. Машина медленно пробирается через пробки в сторону Борисполя. Дима уже устал звонить.
Мы наконец вылетаем на трассу и начинаем быстро приближаться к аэропорту, но не к терминалам, а едем по каким-то полям и въезжаем через ворота мимо военных прямо к самолету. Там несколько человек с нетерпением ждут нас. По выражению их лиц я понимаю, что что-то здесь не так, они показывают знаками, чтобы я как можно быстрее поднялся по трапу. И вот я уже в салоне самолета, который выглядит как штаб, большой стол и карта, вокруг диваны. На одном из диванов сидит какой-то генерал с «недовольным цветом лица». Я захожу с огромным штативом и фирменным кейсом для камеры, в военной форме и усаживаюсь рядом с ним на диван. Отдыхаю. Недовольный генерал пристально и немного растерянно смотрит на меня. В это время самолет выходит на полосу. Я не могу понять, где Дима и другие люди, которых я видел возле самолета. Вдруг в конце салона открывается дверь, которую я поначалу не заметил. Оттуда выглядывает Дима и выразительно знаками показыает мне, чтобы я быстро хватал штатив и кейс и шёл в эту дверь.Там оказался целый салон, как обычно в пассажирских самолётах. Здесь нашлись все, кого я видел раньше и ещё много других людей. Все они “подыхали” со смеху и спрашивали: как генерал?
Я сказал, что он странно себя вёл, они засмеялись ещё сильней. Потом рассказали, что этот генерал высокая шишка в генштабе, и что этот рейс для него. Что они задерживали рейс якобы по техническим причинам, что бы я успел. Это Димины проделки. Все веселились, но понимали, что могут попасть под “нагоняй” со стороны начальства.
Я сидел возле иллюминатора и смотрел на облака. Вскоре показалась вода. Я узнал дельту Днепра и море.Так я попал в Бельбек, на военный аэропорт, на базу Военно-Воздушных Сил Украины. Невозможно было тогда представить, что через несколько лет эти ребята будут идти без оружия, но со знаменем Украины и своей части, петь гимн, потому что Крым -это Украина, и идти они будут на вооружённых до зубов, стреляющих и матерящихся российских солдат.
Героям Слава!
P.S. Когда писал об этом, решил позвонить Диме, и услышал от него следующее.
Фотографию, которую мы сделали, разместили в штабе части. Готовые фотографии имеют способность влиять на настроение людей.Так вот если фото визуализирует коллективную энергию, то оно усиливает командный дух.
Дима уверен, что эта фотография сыграла свою роль в укреплении патриотизма лётчиков.
Слава Украине!