Back to top

Gaidai

Коробочная фотография

Sorry, this entry is only available in Ukrainian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Немного истории. Я родился в государстве, которого уже не существует, сейчас живу в стране, которая только начинает свой путь к государству. Это интересное, богатое событиями и эмоциями время. Было много трагического и счастливого. Я расскажу о своей творческой жизни, а точнее, о контактах с коллегами в эпоху советского союза. Как реализовать себя, не сотрудничая с режимом? Очень непросто, ведь всё тотально подчинено его интересам. Например, такое понятие как фотовыставка существовало, но было скорее лишь вербальным и абстрактным для конкретного автора. Обычно фотовыставки были на сто процентов пафосно пропагандистскими восхвалениями коммунистической партии. Были и художественные выставки, назывались “отчётные” в фотоклубах, но они тоже часто были в стиле и на темы, поддерживающие официальную идеологию про социалистическое счастье.
Но люди искали и находили пути свободного самовыражения, например, квартирные выставки или в местах не очень публичных, где работали сочувствующие люди. Например, у меня была выставка в библиотеке искусств, потом в коридоре Дома Композиторов. Но обмен творческими идеями и достижениями в основном происходил частным путём, через личные контакты.
Фотографы имели коллекцию своих фотографий небольшого формата, примерно 24х30см. Хранились эти фотографии в коробках от использованной фотобумаги, иногда владельцу удавалось заиметь коробку от импортной бумаги AGFA или KODAK, ленинградская или перяславская тоже годилась.
Например, собираюсь я в славный город Черновцы. Беру свою коробку с фотками. На вокзале по прибытии звоню Славе Тарновецкому и договариваюсь на чай и всякое такое. Встречаемся, я даю ему смотреть свою коробку, а он мне – свою.
Так мы обменивались творческой энергией. Еду на Москву, беру коробку, сидим у Марка Розова и рассматриваем снимки – я его, он мои. В Питере открываю с трепетом коробку Бори Смелова, в Харькове много коробок – Рома Пятковка, Женя Павлов, Валера Крей, Игорь Чурсин, Игорь Карпенко, Серёжа Солонский.
В Донецке Игорь Захаров, в Одессе Алек Серый, Валик Сичинский и т. д.
Поехать в командировку или в отпуск и не взять с собой коробку было непростительной оплошностью – мы были голодными на информацию, на знания, на эмоции.
Коробка на коленях, крышка лежит рядом и фотографии медленно, одна за другой, перекочёвывают из коробки в крышку, чай остывает, огни города гаснут, и долгие ночные разговоры уносят нас подальше от советской реальности.
Вот такой был аналоговый способ духовного обогащения в условиях тоталитаризма.