Menu
menu

Sorry, this entry is only available in Ukrainian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Как кривая может быть ровной и как ровная может быть кривой? Но в Карпатах все возможно, и это не шутка. Карпаты населены мольфарами и ведьмами. Здесь воздух насыщен добрым духом волшебства.
Я был за рулём, Нина и Жан смотрели по сторонам. Жан Белондрад – наш друг, французский фотограф, который приехал поучаствовать в нашей работе по фотографированию украинских семей. Мы проезжали эту “кривую ривню”, и уже в конце селения на повороте реки я почувствовал сильное желание окунуться в бурные потоки. В этот самый момент Жан попросил остановиться. Приятное совпадение.
Я подошёл к воде и понял, что купаться расхотелось, причём причиной была не холодная вода. Жан тем временем увидел невдалеке возле костра людей и направился к ним. Это была молодая семья, собиравшаяся испечь на огне сосиски. Мужчина был высокий, с особенным взглядом и очень приветливой улыбкой, на нём были шорты, что не характерно для обычного гардероба местных жителей. Жена его была молчалива, от неё исходило какое-то грустное обаяние. Имя полностью соответствовало её образу. Её звали Оксана. Мы познакомились. Мужчина представился отцом Иваном, священником местной церкви деревни Криворивня. Вот такое удивительное название. А деревня оказалась ещё удивительней.

Мы сидели возле огня. Темнело. Мы пекли сосиски и бананы, которые мы достали из нашего автомобиля, беседовали о многом, и казалось, что мы знакомы уже давно.
Вскоре к нашему месту подъехал автомобиль, подошёл мужчина, это был отец Оксаны. Почти сразу после знакомства он сказал мне, что знает меня, и знает, что я фотограф. Я был уверен, что он ошибся. Да, меня знают некоторые, но в Киеве. Кроме того, в моей стране фотографы никогда не были не только “звёздами”, но даже известными людьми. Не считая, конечно, узко-профессионального круга. Именно поэтому меня удивило – кто меня может знать в этой деревне? Но в Карпатах всякое бывает.

Отец Оксаны спросил, что именно я сейчас снимаю? Когда я ответил, что мы разыскиваем семьи, которые имеют четыре и более поколений, он сказал: “Берите бумагу и записывайте”. Потом началось действие, мы записывали фамилии, адреса, названия сел, именно то, что нам было необходимо. И всё это по памяти! Вот такая “случайная” остановочка в Криворивне получилась.
Так началось знакомство с этой гуцульской семьёй. Потом были встречи, беседы, и, конечно, фотографии. Одну я сделал в праздник Водохреща (19 января, Крещение) на берегу Черного Черемоша.
Лично для меня дух Карпат – это гуцулы.